July 31st, 2020

ожидание

Откуда деньги взял на квартиру стоимостью 65 млн. рублей? - "Откуда я знаю!?" )


Разведчик-нелегал, за которого отдали 12 шпионов: Полковник А.М. Козлов

За свою карьеру в службе внешней разведки Алексей Михайлович Козлов поработал в 86 странах мира, в качестве разведчика-нелегала. И вряд ли его раскрыли, если бы не предатель Гордиевский.

В то время Алексей Михайлович работал в ЮАР. За пару лет он прошел множество испытаний. Но не выдал ни одной фамилии...

Впрочем, обо всем по порядку.

Родился Алексей Михайлович в 1934 году, 21 декабря. Кроме него в семье было четверо детей, жили совсем небогато, поэтому Алексея отправили в Вологду, в бабке с дедом.

Там он и пошел в школу, в которой немецкий язык преподавал Зельман Шмулевич Перцовский, бежавший в свое время из Польши в СССР - немецкий для него был, как родной.

Зельман Шмулевич заметил у Алексея способности к изучению языков. Таким образом немецкий для Алексея Михайловича, можно сказать, стал вторым родным - знаний, полученных в школе, хватило на все годы обучения в МГИМО. В вуз он поступил с первого раза.

В разведке

После стажировки в датском посольстве его пригласили в разведку, при чем, не куда-нибудь, а в нелегальную. Работать предстояло в странах, с которыми у СССР не было дипломатических отношений.

Теперь Алексею Михайловичу предстояло "стать" немцем, который приехал из Алжира, встретил девушку (которая уже была его женой в реальности) и осел в Европе с семьей.

Профессия - чертежник. Ее он освоил за несколько месяцев, у обычных людей на это уходят годы.

Все шпионские дела, в которых он участвовал, описать вряд ли возможно - они до сих пор под грифом "совсекретно". Впрочем, и перечисление всех стран, в которых Алексей Михайлович поработал, займет приличное время.

Что касается ареста, в то время он работал в ЮАР - необходимо было достать доказательства того, что режим апартеида обзавелся ЯО.

В 1978 году Алексей Михайлович был арестован, руководил допросами полковник Глой в кабинете которого висел портрет Кальтенбруннера.

Collapse )

Горький незадолго до возвращения писал Ромену Роллану:

«Дело в том, что жена Ленина, человек по природе неумный, страдающий базедовой болезнью и, значит, едва ли нормальный психически, составила индекс контрреволюционных книг и приказала изъять их из библиотек. Старуха считает такими книгами труды Платона, Декарта, Канта, Шопенгауэра, Спенсера, Маха, Евангелие, Талмуд, Коран, книги Ипполита Тэна, В. Джемса, Гефдинга, Карлейля, Метерлинка, Ницше, О. Мирбо, Л. Толстого и еще несколько десятков таких же «контрреволюционных» сочинений.
Лично для меня, человека, который всем лучшим своим обязан книгам и который любит их едва ли не больше, чем людей, для меня — это хуже всего, что я испытал в жизни, и позорнее всего, испытанного когда-либо Россией. Несколько дней я прожил в состоянии человека, готового верить тем, кто утверждает, что мы возвращаемся к мрачнейшим годам средневековья. У меня возникло желание отказаться от русского подданства, заявив Москве, что я не могу быть гражданином страны, где законодательствуют сумасшедшие бабы. Вероятно, это было бы встречено смехом и, конечно, ничего не поправило бы»

Цитата из писем Горького (1909- 1924 гг.) по изданию: М. Горький ПСС Письма Т. 7, М. 2001, Т. 14, 2009.