birbera (birbera) wrote,
birbera
birbera

Categories:

История одного вызова

Взято здесь, но убрано под кат: https://tata-nt.livejournal.com/46838.html
За 32 года службы бывало всякое.
Забросила меня судьба и счастливый случай в портовый закрытый раньше город на полуострове.

"Скоряки" там обслуживают очень большой район.
Порт и море- тоже наши.
Но " наши " они достаточно редко.

Случилось это лет 5 назад.
Работали мы тогда свои сутки, как водится, с переменным успехом.
Надрючившись за день и вечер с давлениями, животами и прочей "нихеранетью" и "охеретью", рухнули, как подкошенные.

И часов этак примерно в 3:30(самый сон!) раздался вопль из " матюгальника":
" Пал...ски бригад, дельта 02!"

Загрузившись в машину, мы увидели, что переть нам ни много, ни мало, а в порт( один из), у какого- то не старого мужика 50+ - потеря сознания, на рейде.

Прибыв на место, загрузились с полной выкладкой в лоцманский катер.
Полная выкладка включает в себя баллон с кислородом, ремкохвер, тавалине кохвер( обычный чемодан), аспиратор портативный аккумуляторный( его ласково и уважительно зовем " Отсос Петрович"),и Корпульс.

Перфузор мы забыли в суматохе на берегу в машине, вспомнив о нем, когда сильно отчалили от берега.

Очень надеясь, что там, куда мы направляемся, " нихера", но внутренне готовые к любой "охренети".

Я, водитель Тармо, здоровенный детина с армейским прошлым, и маленькая бригадир- дюймовочка Марина, стальной человек старой закваски, добрая и вежливая всегда и при любых обстоятельствах.

Маринку я очень за это уважаю.
Сама я отличаюсь взрывным темпераментом, поэтому такие люди для меня- сродни инопланетянам.

Лоцманский катер долго тарахтел в темноте, нас качало.
Строя предположения, мы тихонько двигались к цели.
И вот увидели стену.
Бля, пиз...ц!
СТЕНУ!

Стеной оказался борт судна, на котором находилась наша "дельта 02".
И спускались странные веревочки.
Кажется, это зовется вантами, что ли...
Или трапом. Я ХЗ...
Короче, по таким лазал деть капитана Гранта в фильмах.
Полезли и мы.
Без страховки.
На верхотуру.

Высоты я боюсь до усрачки, после посещения старинного маяка.
Но долг есть долг, и, как дававшая всем Гиппократам, Гипсокартонам и Гиппопотамам, я увиливать не собиралась.
Маринка- тем более, а Тармо- сам бог создал для такого.

Справу поднимали отдельно.
А мы, дружно пыхча, переставляли ходули.
Вверх, тока вверх!

Перевалившись на палубу,я оторопела.
На меня смотрело, как в кино, туземное существо, радостно скалясь и мешая английский ломаный с не пойми, чем.
Стоящая рядом Маришка с тоской спросила:" Наташа, кажется, они не говорят по- эстонски?!"

Я, окосев от неожиданности, пробурчала:" Не поверишь, по- русски они тоже не шпрехают, это пиз...ц, Марина, полный и неминучий"

Великая сила пантомимы!
Мы поняли, что нас зовут с собой.
Мокрое судно, скользко, дождь, ночь, "темно-как у негра в ж..."- как неполиткорректно , но точно выражался наш главный врач, с которым я откаталась 8 лет.

Мы, прыгая по каким- то лесенкам и переходикам, оказались в каюте.
Мебель вся привинчена к полу, в каюте два мужика, один, помоложе, стоит, второй- лежит на диванчике.
В сознании.
Уффф!!
Хорошо.
Повезло, однако.
" Хеллоу"- это нам...
" Хааай!"- запела я...
На этом познания в английском у меня исчерпывались, что я успешно пыталась компенсировать дружественным оскалом.

" Петрович, это пиз..ц, они по- русски не говорят"- молодой...
Я, дико обрадовавшись, завопила:"Привет, мальчики! Никакого пиздеца, это только мы!"-и принялась цеплять основные отведения и все остальное, согласно протоколу.
" О! Девочки, наши девочки!"

Маринка, заметно повеселевшая, собирала анамнез.
Петрович бодро вещал нам о том, что мужик он здоровый , аки конь, а это- чисто недоразумение, ага...
Там чуть закололо, тут чуток заболело, а так - здоров, да...

Я мерила давление , попутно заканюлив.
И тут произошло то, чего мы , в общем, не ждали, решив, что имеем дело с " нихренанетью"- монитор выдал фибрилляцию.

Завопив, влупили разряд...
И - асистолииииииия...
Мать ее...
Началось наше, привычное...

" Качаем, дышим...
Наташ, адреналин...
Качаем... Дышим.
Ждем, отодвинь попу, не вижу... Качаем...
Тармо, смени ее"

Тармо- мужик здоровый, у него все играючи.
Реанимация понеслась по накатанной.

А до этого снятое Корпульсом ЭКГ ушло в больницу, и его глянул телеврач.
"Инфаркт микарда, оттакой рубец, вскрытие показало . Я ей " Шурочка", а она мне-" Митянюшка"

Доктор до этого по телефону вставила пистон за забытый перфузор.
Я, заартачившись, спросила, с какой скоростью она желает дозу кордарона. Не ошиблась.
Глаз - алмаз, я после сильно собою гордилась.

Маринка, на прямой вопрос телеврача, с подковыркой, "не мешаю ли я вам", честно и храбро ответила:" Знаете, доктор-" да"

И тут мужик очнулся.
Синусовый ритм.
Хорошо- то как!
И спросил:" Это хто мне сделал так больно?"

Я, помня, что ежели чо, Маринка- мелкая, полтора метра в прыжке с кепкой, а я- кобыла сильная, я майку ношу, ответила честно, что больно сделала я.

"А что , бить будете?"- я осторожно ухмыльнулась...
" Не, ну, что вы, мы женщин не бьем, мы их любим. Когда здоровье позволяет"- ответил Петрович, и отрубился.

" На колу висит мочало, начинаем все сначала..."

Петровича мы заводили два раза, с полпинка, на свежачок.
Что делать дальше, мы не представляли.
Его же надо как- то транспортировать? На землю?

И тут, сжалившись, судьба послала нам подарок в виде нашего начальства, на вертолете отправлявшегося, вообще- то, на острова делать транспорт, и сделавшего крюк в нашем районе, услышав по рации о нашей беде.

Поняв, что сейчас нам на помощь прибудет аж целый вертолет реанимации, с бригадой и нашим доктором, мы оживились.

Запасы растворов в ремкофре и кофре подходили к концу, и я обратилась к судовому врачу:" А хлорид натрия у вас есть?"
" Шё?"
" Хлорид, говорю, Натрия"- с тоской оглядываясь на Маринку, "втыкающую" ремкарту в планшет, повторила я, как попка.

" А, это такой пакетик, да?"- оживился судовой врач.
"Угу"- чувствуя себя персонажем "Кин- дза- дза", я перешла на междометия."Ку", признесенное с разной интонацией, может иметь много смыслов.

И тут док подошел к шкафу и открыл!!!!
Боже, что это был за шкаф! Это мечта, а не шкаф!
Любого оперблока, ремпалаты и прочих отделений!
Чего там только не было!
И какой порядок!

Найдя искомое, в странном импортном пакете, я поменяла .
" А чо мы ждем?"- Петрович волновался.
" А щас прилетит наш волшебник в вертолете, и бесплатно покажет кино"- успокоила я-" В больничку вас, да. В стационар"

" Но я- здоров!"- упирался Петрович, каких- то сорок минут назад валявшийся с асистолией.
" Ну, нас бы здесь не было, правда, будь вы- здоровы"- интеллигентно вклинилась Марина.

Петровича, перегрузив на мягкую раму, понесли.
Капитан, судовой врач, и филипинцы с Тармо.
Нам и Петровичу повезло, что фибрилляция произошла в сухой каюте.
На мокрой палубе- без вариантов.

Мы с Мариной ковыляли следом.
С чемоданами и баллоном.

Вертолет на штормящее и шатающееся судно не сел,опасаясь в такую болтанку соскользнуть с палубы, а повис, создавая вихревой поток.

Мы потащились к распахнутой двери.
Сгрузив пациента, мы с трудом отбивались от филлипинцев, вознамерившихся сгрузить нас с нашим варустусом в количестве двух чемоданов, баллона и монитора, в вертолет.

Наконец, до тех дошло, что мы- не, не хотим.
И мы тихо двинули обратно.
Вертолет поднялся.

И тут мелкую, легкую Маринку опрокинуло, и потащило по открытой, без бортов , палубе к краю.
Завопив" Тааааармооо!"- я вцепилась в Маришкину куртку, навалившись всем весом.
Тармо,уж не знаю, как, почувствовав, оглянулся.
За нами двумя бросились капитан и доктор и Тармо. " Жрать больше надо, ветром сносит"- рявкнула я , навалившись всей тушей на Маринку , придавивк палубе и вцепившись в ту энцефалитным клещом.

Боже!
Когда меня облапили чужие мужики и потащили , я вот клянусь , ни разу в жизни не была еще так счастлива и не сопротивлялась!

Нас проводили на камбуз, предложив сендвичи и кофе.
Мы, вежливо переглянувшись, отказались.

Нам предложили еще раз.
Зря, ой, зря они это сделали.
Мы с Мариной открыли хлеборезки...
Для начала хлебнув кофейку.
Чашку в два глотка.

Сначала, правду сказать, мы малость стеснялись.
Но пахло вкусно, продукты были свежими, компания- отличная, реанимация- удачная, и мы осмелели.
Отвалились мы, когда заметили, что глаза мужчин делаются все шире и больше.

"Нажраться, как Бобик- на помойке"- это про нас...
Попутно мы выяснили, что судно имеет русско- украинско-филипинскую команду, а капитан- русский, он, по совместительству, сестра.
А вот первый помощник- он - судовой врач. С Украины.
Интернационал, короче.

Меня этот факт заинтересовал.
" А сколько и где вы учились?"- поинтересовалась я у " дока"
" Я- в Одессе, два месяца, на курсах, а капитан- две недели, он-" сестра"
После этого спрашивать о хлориде натрия мне показалось бестактным.

Были мы, как три глиняных болванчика, белые.
Имущество- белое.
Сухогруз перевозил отменного качества белую китайскую глину для унитазов и др. сантехнического фаянса.

Короче, грязные, уставшие , обожравшиеся.
Наадреналинившиеся по самые уши.
Но всему приходит конец.
Конец настал и нам.

Подойдя к борту, внизу мы увидели нашего Тармо, хрен знает, когда успевшего спуститься.
На борту половинки грецкого ореха,
лоцманского корыта, болтающегося, как карандаш в стакане.
" Девфоооочки, спускайтес!"- вопил он.
Переглянувшись, мы с Мариной ошалело затрясли головами.

" А вы куда идете"- поинтересовалась я
" В Финку"
" О! Нам подходит! Тааармо!
Тааармо! Уезжай! Мы- остаемся!"- завопила я вниз-" Мы не едем! Нас тут кормят ,кофе дают, мы знаем, где натрий хлор лежит! Мы остаемся"

Марина с сомнением глянула вниз.
" Высоко"- она посмотрела на меня" Но как- то придется спускаться"
Уцепившись за веревочную лесенку, мы полезли вниз.
Точнее, Марина лезла.
Ее вел долг

Не, ДОЛГ!

Я же, как существо безответственное и трусливое, уже набившее пузо вкусной халявой, повисла пятой точкой сильно вниз.

Руки я смогла спустить, и они оказались там, где ноги в омоновцах.

Вцепившись в канат, я вопила.
Полуспустившийся старпом уговаривал меня "опустить ножки"

Ну, уж нет!
Болтаясь, как гавно на ветру, я твердо была намерена сдохнуть, завялиться, но каната не выпустить.

И орала " Мааааамаааа!"
Кое- как меня спустили.
Этот момент я не помню.

Помню, что в порту я радостно забралась в машину.
Что мы долго отмывали имущество и себя.
Что стирали форму, благо, на филиале есть и душ, и стиральная машинка на такие случаи.

Помню лютую зависть коллег, когда мы в лицах рассказывали свое приключение.
И так же помню, что одна из фельдшеров, придя на работу, многодетная мама четверых детей, с порога, не зная о том, что за экшн у нас был, спросила :"Ты звала меня?
Я проснулась три дня назад, в 5 утра, в холодном поту,от крика " Мама!" Ты падала в моем сне, я еле поймала тебя за руку, жуть, Наташа"

Это один из тех вызовов, что помнишь всю жизнь.

Кстати, имел забавное продолжение.
Наш доктор А, запрашивая судно о возможности посадки вертолета, говорил на своем безупречном английском.
Ему отвечали.
И вдруг проскользнул какой- то акцент.
И он сориентировавшись, на английском же спросил, мол, может, вам привычнее по- русски?
Ответ был замечательный.
"А? Шё?! Давайте!"))))

И да, Петрович наш имел два инфаркта в анамнезе...
" Здоров, как конь"
Угу...
Врал, чтоб на берег не списали.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments