birbera (birbera) wrote,
birbera
birbera

"Царапина" - Михаил Шахназаров

С Днём писателя!
Андрей наклонился к заднему крылу. Увидев неглубокую царапину, присел на корточки и громко присвистнул. Рядом стоял средних лет мужчина. Стоптанные сапоги, со сморщенными голенищами, были заляпаны грязью, широкие штаны промаслены бурыми и чёрными пятнами и только синяя рубаха выглядела свежей и даже нарядной. Запустив широкую ладонь в густую светлую шевелюру и поправив верёвочку с крестиком, тракторист выдохнул:
- Вот так дела.
- Хреновые дела, - Андрей выпрямился. - Очень хреновые. Вернусь в Москву, а там очереди в сервис. Да и за "Жигуль" сдерут больше. А если без очереди, то сам знаешь...
- Откуда же мне знать? - изумился тракторист. - Я дальше Саратова и не видал ничего в жизни.
- Не видал он...Без очереди цены выше в сервис. Ты не пьян, кстати, не?
- Не пьян я. Я редко себе позволяю. Дети у нас.
Из машины вышла статная блондинка в цветастом сарафане и модных босоножках. Погладив вмятину, обратилась к мужу.
- Андрюша, может поедем? Ну там делов то... Я с Юрой поговорю, он возьмётся, сделает быстро.
- А покраску крыла Юра тоже оплатит?
- Супружница ваша дело говорит, - оживился работяга. - Давайте миром попытаемся… Ну, разойтись. Тем более, что моей вины там и нет в помине. Вы на обгон резво… моего зубра тряхнуло, а задело крыло вашей красавицы ведром. Случайность же, коли ведром задело.
- Вёдра не надо вешать куда ни попадя. И не будет случайностей. И чего же зубра твоего тряхнуло, а? Ни с того ни с сего.
- Так вы же на дорогу гляньте. Ну, гляньте на дорогу. Она же и не дорога вовсе… как препятствий полоса.

Небольшие островки асфальта окружали глубокие ямы, где-то виднелись рваные заплатки, на обочине застыли жирные слои грязи, похожие на хребты сказочных драконов. До самого горизонта простиралась огромная равнина и казалось конца края землям этим нет. Ни лесов, ни взгорий, а лишь гигантский чёрно-серый плед.

Ну ладно, с Юркой Аня договорится, машину он возьмёт и сделает быстро, думал Андрей. Но платить всё равно надо. Да и без того кругом траты. Лето кончится, Ваську с Игорем в школу собирать, бассейн им оплачивать, джинсы купить просят. Дачу законсервировать надо обязательно и предбанник подремонтировать. Ане плащ обещал югославский и серьги. Да и кто виноват в царапине этой, теперь и не разобрать. Разве что гаишников вызывать, которых здесь и не сыщешь.
- Давай так, тракторист. Ты мне сто пятьдесят, на том и разойдёмся.
- Сто пятьдесят? - голос мужика задрожал. - Сто пятьдесят рублей?
- Ну не грамм же, - усмехнулся Андрей.
- Но мне это... не наскрести мне столько.
- Хорошо. Сто тридцать и по рукам.
Мужик молча посмотрел в глаза Андрея, медленно повернулся и тяжёлой походкой двинулся к трактору. Вмиг он стал сутулым, руки его обвисли и уже не казался тракторист таким здоровым, крепким и исполненным силой как несколько минут назад. И выглядел он не жалким, а скорее обречённым. Махнув рукой и бросив короткое "за мной езжайте", завёл трактор и повёл его по рытвинам и ухабам. Машина шла грузно переваливаясь с боку на бок и как будто копировала походку своего хозяина. Вскоре появились первые домишки: обветшалые избы, окружённые покосившимися кривыми кольями, оставшимися от заборов. Исхудавшая собака заходилась визгливым лаем, скалила клыки, норовя прыгнуть под колёса, но длинная цепь натягивала потрёпанный ошейник и ещё больше злила пса. Чёрно-белые от грязи куры хаотично метались по соседнему дворику, а на завалинке покуривал худощавый юноша, нервно потирая колено. Анна прильнула к окну, не в силах оторвать взора от увиденного. Трактор дёрнулся и замер у небольшого двора.
- Заходите в дом, - пригласил тракторист. - Меня, к слову, Никитой звать.

В тёмном помещении, пахло сыростью, бедностью и овощным супом. Занавески на окнах были сильно застираны, на стёклах застыли подтёки от ливней, а лампу прикрывал самодельный абажур из цветного пластика. За грубо сколоченным столом сидела девочка лет десяти и пальцем водила по строчкам детской книги.
Увидев в углу икону, Аня перекрестилась. Никита скрылся в соседней комнате и вскоре вышел, сжимая в руках аккуратно сложенные купюры.
- Здесь восемьдесят три рубля. Оставшиеся у соседей спрошу, - он протянул деньги Андрею.
- Нам здесь подождать?
- Да. Здесь и ждите.
- Андрей...Поехали, Андрей, - шепнула Анна. - Прошу тебя, уедем отсюда.
Вернулся Никита через минут двадцать. Во взгляде его были и злость, и стыд, и отчаяние.
- Здесь тридцать два рубля. Больше не соберу у людей. У нас в долг дают неохотно, - протянул он деньги.
- Ну хоть так. Только вёдра теперь аккуратней вешай, - усмехнулся Андрей.
Когда мотор машины заурчал, Аня закашлялась:
- Андрюш, я воды пойду выпью. А то горло на нервах пересохло.
- Не отравись только.

Стоя за спиной дочери, Никита нежно гладил её волосы, что-то тихо приговаривая под нос. Аня в два шага подошла к столу, молча положила на стол деньги и сбивчиво заговорила:
- Здесь сто семьдесят рублей. Это мои, личные. Возьмите. У меня ещё есть. Ребёнку купите что-нибудь. Ну и вообще. Жене может чего тоже. Возьмите… А мужа моего простите.

Ехали молча. Аня пыталась уснуть, но стоило ей закрыть глаза, как память вырывала из темноты картину, на которой любящий отец гладил волосы крохи дочери. Когда машину в очередной раз подбросило на глубокой колдобине, Аня вздрогнула и тихо всхлипнула. Она видела разбивающиеся капли дождя и продолжала до боли кусать губы, не в силах проронить ни слова.

https://www.youtube.com/channel/UCARiiZ_Yoj5TFHBsBX6e7PQ/community?lb=UgxEkfeEPuwnhGjlKBh4AaABCQ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment